Вадим Темкин (vmtcom) wrote,
Вадим Темкин
vmtcom

Франкенштейн: Театр / Кино / Книга

Предыдущий пост был короткий и невнятный. Основная цель его была намекнуть близживущим френдам, что еще была возможность посмотреть спектакль Национального Театра (UK) на экране кино в Беркли. Сейчас я посмотрел второй киноспектакль и, отдышавшись, могу написать поподробнее о спектаклях и Франкенштейне.

Начнем с жанра. National Teathre Live, так же как The Met: Live in HD позиционируют себя как альтернатива походу в театр/оперу. В случае прямой трансляции - может и есть какой-то психологический эффект присутствия (избранности, соучастия) приближающий. Оперу я не люблю как жанр, поэтому Мет я до сих пор игнорировал, а с театром это у меня первый опыт. И, поскольку я смотрел эти спектакли несколько месяцев после того как они сошли со сцены (да и записывали их чуть ли не на самых последних представлениях), то самообмана соучастия у меня не было ни на пенни. В советские времена был жанр телеспектакля - где передачу записывали практически прямо с сцены. High Definition и большой экран делает это лучше. Мне кажется жанр киноспектакля очень даже заслуживает поощрения и развития. Очень часто по успешным спектаклям потом снимают фильмы - и часто, несмотря на затраченные деньги, они оказываются хуже оригинала (даже когда сделаны тем же режиссером и с теми же актерами). (Говоря про National Theatre, спектакль The History Boys остается одним из моих лучших театральных воспоминаний, а фильм с тем же составом, и снятый практически тогда же, когда я видел спектакль, оставил меня равнодушным.) Так что я за то, чтобы было больше киноспектаклей. Но давайте не будем мешать их с реальными походами в театр - это все-таки совсем не то (хотя в чем то даже лучше: крупные планы и нестандартные ракурсы удаются лучше - я всегда хожу в театр с театральным биноклем, но не всегда знаю, в какой момент его куда наводить.)

И еще сразу, чтобы все претензии были в начале. Я не понимаю color-blind casting. В спектаклях и фильмах из современной жизни практически любую роль может играть актер белый, черный, желтый - какой угодно. Нередко и пол значения не имеет. Меня часто радует умышленная смена пола или расы, когда с этим нарочно играют - какой-нибудь афро-американский "The Wiz" или великолепное "Лебединое Озеро" Мэтью Борна с лебедями-мужчинами (наверное, самое яркое из моих лондонский театральных впечатлений всех времен). Черная Гвиневра в сериале "Мерлин" меня уже почти убедила в том, что негров во времена короля Артура в Англии было пруд-пруди (впрочем, я краем уха слышал про сэра Морена). Но почему знатный швейцарец в 18-м веке (отец Франкенштейна) вдруг оказывается негром, его дети дети то белыми, то черными, а белокурая ангелоподобная (в книге) Елизавета - приемная сестра и невеста Франкенштейна - негритянкой? Без всякого к тому повода. Джордж Харрис - прекрасный актер, но почему приглашать на эту роль именно его? Ну да Бог с ними, перейдем к спектаклям.

Во-первых, почему спектакли - во множественном числе? Дело в том, что в интерпретации драматурга Ника Дира и Дэнни Бойла, режиссера "Франкенштейна", Франкенштейн и его Создание не так далеко друг от друга, оба вполне себе монстры. Честно говоря, я до этой недели прочитать книгу Мэри Шелли не удосужился. И поэтому не был точно уверен в деталях сюжета. Франкенштейн это сумасшедший доктор или монстр им созданный? И чья была невеста? Дело было в Трансильвании, или это про Дракулу? И монстр был с квадратной головой, как у Бориса Карлоффа, или блондинистый красавчик Рокки Хоррор? А помогал доктору горбун которого звали Фритц или Игор? И кого играл Джо Далессандро в этой истории? Каша в голове является очевидной сборной селянкой (pun intended) из фильмов "Франкенштейн", "Невеста Франкенштейна", "Плоть для Франкенштейна", "Молодой Франкенштейн", "Шоу ужасов Рокки Хоррора", "Боги и монстры", и, вероятно, еще полудесятка других других.

Как выяснилось, в первоисточнике действительно Виктор Франкенштейн (кстати, он недоучившийся студент, а не доктор, и зовут его не Генри) и его Создание чем то близки друг к другу (на мой взгляд, больше всего скучной велеречивостью - но это к Мэри Шелли) и поэтому такая трактовка вполне имеет право на существование. И решение, что два актера будут играть эти две роли попеременно - весьма остроумно. Кроме всего оно полезно для кассы (вот и я посмотрел обе версии) и дает основания для прекрасной афиши:


С моей точки зрения версия с Бенедиктом Камбербэтчем в роли Создания заметно лучше. Так что, если кто последовал совету из моего предыдущего поста и побежал смотреть в четверг другую версию, то они оказались немножко обделены.

В пьесе (в отличие от книги, и уж всяко в отличие от моей сборной селянки фильмов) точка зрения Создания если не главная, то наверняка первая. Под гром и молнию (удар колокола и яркий электрический свет) из чего-то вроде яйца (а может это была девственная плевна и, соответственно, непорочное зачатие?) вылупляется Создание. В исполнении Шерлока его овладение собственным телом, попытки двигаться, ходить - неимоверно элегантны, практически балетны. Эстетика напоминает мне Адама в одном из любимых балетов моей юности - "Сотворение Мира" Андрея Петрова в постановке Валентина Елизарьева в Минске. (Не все знают, что в 70-е годы минский балетмейстер Елизарьев было одним из первым, если не единственным, постановщиком "современного балета" в СССР, он ставил самой Майе Плисецкой.) Элегантная неуклюжесть Создания и восхищает, и пугает, и вызывает улыбку. А его лицо вызывает ужас. Я не знаю, как Камбербэтч этого добился. У него и так не выдающийся подбородок, а тут он втягивает его в себя, добавляет асимметрию, уменьшает мимику - и к его роже нельзя привыкнуть до самого конца спектакля. К тому же он высокий актер, так что по сравнению с другими персонажами он действительно выглядит угрожающе. И дикция у него дефективная. В исполнении Миллера, этап освоения тела скорее комичен (в вводном фильме было упомянуто, что он учился у собственного маленького сына - и таки попытки укусить свою ногу вполне реалистичны) и этот кусок показался мне не только менее интересным, но и короче по времени. И лицо у него весьма симпатичное, улыбающееся (ну, шрам на лысине, ну и что), да и пониже он будет многих других персонажей. И говорит он разборчиво. Не страшный такой монстр.

В начале пьесы Франкенштейна мы видим только мельком, он видит свое создание, ужасается у убегает оставив ему свой плащ с дневником. И мы еще долго его не видим. Создание же встречается с разными людьми (вставной эпизод с паровозом и толпой дал простор сценографу и массовке, и был весьма симпатичен сам по себе - но был слабо связан со спектаклем, и была ли железная дорога под Мюнхеном в 18-м веке?). История взаимодействия с семейством де Ласси в пьесе несколько более правдоподобна, чем в книге (и убирает сложную сюжетную линию с арабской красавицей). Здесь слепой старик в течении года учит Создание языку, чтению, поэзии и философии (в книге Создание - автодидакт, и всему обучается, подглядывая через дырку в стене). И месть человечеству более объяснима, и первый грех, первое отцеубийство, страшнее, чем в книге (там он сжег пустой дом, здесь - с обитателями).

Затем мы встречаемся с братом и невестой Виктора Франкенштейна (Елизавета - в книге белокурая девушка, здесь симпатичная негритянка, а брат в одном спектакле блондинчик, в другой негритенок), и наконец с самим Виктором. (В книге в этот момент мы впервые толком встречаемся с Созданием и узнаем его историю.) Тут герои договариваются о создании невесты для Создания (в ущерб невесте для Франкенштейна). Длинные велеречивые диалоги (хотя до оригинала Шелли им далеко), маленькая доза феминизма (у Шелли его побольше будет) и вот мы уже с берегов Женевского озера перемещаемся на остров в Шотландии, где знакомимся с чудной парочкой рыбаков/гробокопателей Рэбом и дядюшкой Юаном. Почти живая невеста для Создания; объяснения с призраком младшего брата Виктора о гальванизме и прочих науках; отказ от договора о невесте.

Назад в Женеву. (Интересная конструкция сцены, дом под небольшим наклоном, все время хочется немножко повернуть экран.) Невеста Франкенштейна сначала объясняется с Виктором на тему "зачем тебе искусственная жизнь, я тебе и так ребенка сделаю", потом восхищается Созданием и гением своего мужа. Создание говорит, что главное, чему он научился у людей - это месть, ложь, и прочие гадости, и сразу насилует и убивает бедную Лизу (в книге изнасилования вроде не было, но так ведь дама писала, в нежную эпоху). Франкенштейн-папа (который почему-то негр преклонных годов) понимает, что и он создал монстра (по рецепту Лизы, а не Виктора).

И вот мы уже в финале - во льдах между Архангельском и Северным Полюсом, и Создание погоняет Виктора в их пути к свету, на Полюс. Занавес. (Я не знал, что первые слова книги Мэри Шелли "Санкт-Петербург, 21 декабря 17.. года". Там Создание убегает от Франкенштейна на полюс, а Виктор безуспешно пытается его догнать. Вся книга - это письма к сестре от полярного исследователя, который подобрал умирающего Виктора Франкенштейна. В конце Виктор умирает, Создание приходит на корабль с ним попрощаться, и удаляется на север.)

В целом спектакли (оба варианта) - очень хороши, с великолепной игрой актеров, интересным (и часто смешным) текстом, интересной сценографией. Понимаю почему в этом сезоне на них рвалась английская публика. Был бы в Лондоне - обязательно сходил бы. А уж до Беркли доехать - сам Бог велел. Буду ждать блюрейных дисков (или торрентов с них). И если вам когда в руки попадется - обязательно посмотрите!
Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments