Вадим Темкин (vmtcom) wrote,
Вадим Темкин
vmtcom

Jury(2): Отбор присяжных заседателей

В комментарии к предыдущей серии Лена sthinks как всегда мудро заметила: «"...судить людей, похожих на тебя" - ой! звучит во всех смыслах пугающе». На самом деле я несколько коряво перевел юридическую фикцию "jury of one's peers". Если понимать эту фразу буквально, то если я когда-нибудь попаду под суд (тьфу-тьфу-тьфу), то меня должно судить вот такое жюри:

Я думаю, подзащитному в нашем случае было бы намного легче, если бы его присяжными были двенадцать черных мужчин с несколькими судимостями. Но если вы проверили предыдущую ссылку, то понятно, что в реальной жизни все не так.


В наших местах присяжных выбирают случайным образом из комбинированных баз данных зарегистрированных избирателей и владельцев водительских прав. Каждый человек не может быть служить присяжным больше чем в одном процессе или больше чем один день (если процессы мелкие). Повестку присылают примерно за месяц до того момента как ты должен появиться в суде. Если ты имеешь право не быть присяжным (что, скорее значит - не имеешь права быть присяжным) - то ты пишешь на повестке причину и отправляешь бумагу в суд. Не граждане, не местные, осужденные, полицейские - исключаются автоматически. Если ты старше 70 и говоришь, что ты болен - тебя освобождают безо всяких справок. Плохое знание английского само по себе причиной автоматического освобождения не является. Если тебе неудобно конкретная дата, когда тебя вызывают - ты говоришь в какой день в следующие полгода тебе будет удобнее - и тебе без вопросов перенесут на другую дату. Если ты болен, то можешь прислать справку от врача. Все остальные должны явиться в суд, и разбираться с судьей на месте.

Поскольку повестки рассылаются до того как известны конкретные дела - то на каждый день назначаются сотни людей (по понедельникам больше, по другим дням недели - меньше). За день до назначенного срока на интернете (или по телефону) можно узнать ждут ли тебя. Если нет - считается, что ты выполнил свой долг и свободен на год. В моем случае мне было сказано проверить снова в десять утра - я был практически уверен, что снова пронесло, но в десять утра на сайте было написано, что я должен явиться к часу.

Понедельник - день первый.

В комнате ожидания (сравнительно комфортабельной, с несколькими компьютерами с интернетом, чтобы было чем заняться, с газетами) было человек 400. Достаточно эффективно собрали повестки, достаточно эффективно их ввели в систему (баркоды работают), и компьютер выплюнул список из 90 человек, которых вызвали поименно и сказали идти в зал судьи Парсона (меня попросили передать список бейлифу). В зале суда 90 человек помещаются с трудом (около 60 мест для зрителей, 16 для присяжных, остальные сидели на дополнительных стульях). Еще раз проверили по списку. "Встать, суд идет!". Привели к присяге и с этого моментами мы уже стали "prospective jurors". Все протоколируется (про court recorder я расскажу потом), обвинение и защита сидят на отведенных им местах.

Судья зачитывает сокращенную версию обвинения. "Изнасилование с применением оружия и связыванием жертвы и с берглэри." [Мне придется пользоваться этим корявым словом, так как стандартный перевод burglary - ночная кража со взломом - ничему не соответствует, а вот "берглэри" в юридическом словаре - незаконное проникновение в помещение с намерением совершить любое преступное деяние - это то, что надо.] Судья сообщает что дело займет три недели по минимуму, но вряд ли больше четырех недель и предлагает тем, кто не может по семейным, служебным, или финансовым обстоятельствам сидеть присяжным в это время написать детали на бланке, и остаться для слушанья этих обстоятельств. Все остальные (я в том числе) записались у секретаря суда и были отпущены до следующего утра.

Вторник - день второй.
Практически такое же количество людей, что и вчера (то ли мало кого отпустили, то ли добавили еще народу из комнаты ожидания) снова в зале суда. Поименная перекличка секретарем суда. "Встать, суд идет!". Случайно выбирают 18 человек, усаживают (в порядке номеров) в кресла заседателей (12 в два ряда, и еще один запасной ряд из 6). Судья (на компьютере), обвинение и защита (на post-it) - организуют имена и свои заметки о потенциальных заседателях.

Судья [симпатичный белый дядечка лет шестидесяти, с добрым усталым лицом, в форменном судейском балахоне, но без букль - у нас здесь не Англия ;-)] оглашает детали дела SC066912 "The people of the State of California vs. Jambri Johnson". [PEO из моей загадки это не Professional Employee Organization, а таки "people".] Подзащитный обвиняется в том, что 4 года назад, 4 апреля 2004 года он проник в спальню жертвы (которую в суде будут идентифицировать только по имени Надя, и совершил преступления: 1. сексуальное нападение (sexual assault), 2. изнасилование (rape), 3. оральную копуляцию (oral copulation), 4. изнасилование, 5. содомию (sodomy), 6. изнасилование, 7. содомию, 8. пенетрацию предметом - пальцами (sexual penetration - digital). Дополнительные обстоятельства (special allegations): берглэри (по пунктам 1-8), смертоносное оружие - нож (deadly weapon - knife) (по пунктам 1-8), связывание (binding) (по пунктам 1-8).

Нам представляют обвинение - заместитель прокурора (Assistant District Attorney) Дженифер О (Ow) [молодая кореянка], ей помогает инспектор Мор [вполне типичный ирландский полицейский]. Обвиняемый - Джамбри Джонсон (Jambri Johnson - странное имя перевиралось в разных документах как Jamri и Jambry) [30-летний негр с усами и незначительной бородкой, дредды собраны в пучок, рубашка с галстуком и пиджак (несколько великоватые)]. Адвокат - мистер Боярский [вполне такой традиционный белый немолодой адвокат.]

После этого судья объяснил основные принципы уголовного права: обвиняемый невиновен, до тех пор как не вынесен приговор - факт ареста, обвинения, суда не значит абсолютно ничего; только "народ" - обвинение - должен доказывать факты и обстоятельства дела, подзащитный имеет право молчать, больше того, защита в целом может теоретически ничего не делать; принимать вердикт и заключения по дополнительным обстоятельствам присяжные могут только при отсутствии разумных оснований для сомнения (beyond reasonable doubt) - не понимать это как "без тени сомнения" - какое-то сомнение может быть всегда и во всем.

Дополнительные принципы, важные для этого конкретного дела. Одного свидетельского показания может быть достаточно для вынесения вердикта. Все показания изначально равны между собой - присяжные должны определить правдивы они или ложны базируясь на совокупности показаний, на поведении свидетеля, на информации о свидетеле предоставленной в зале суда. Полицейские, эксперты, и все другие свидетели в этом смысле равны. Присяжные могут принимать решения основываясь только на том, что им представили в зале суда. Никакая специальная экспертиза присяжного не должна приниматься во внимание (насколько возможно). [Этот пункт был для меня несколько неожиданным. Именно поэтому всех мало-мальски причастных к медицине спрашивали насколько глубоко они знают ДНК. А молодого корпоративного юриста спрашивали насколько хорошо он знает уголовное делопроизводство.] Присяжные выносят вердикт только по тем пунктам которые представлены в обвинении. (Здесь пояснили, что защита может настаивать на том, что это был секс по согласию. Жертве было 14 лет, а обвиняему 26 лет. Несмотря на то, что это подпадает под другое преступление (statutory rape), и вы лично можете быть убеждены, что 14-летняя не может дать согласия "по определению" - это не то будет обсуждаться в этом суде.)

Огласили также предварительный список свидетелей.

После всех этих объяснений, каждый из восемнадцати кандидатов в присяжные огласил основную информацию о себе по списку (имя; чем занимаешься; с кем живешь; чем занимаются те, кто с тобой живут; чем занимаются взрослые дети (если есть); знаешь ли кого-нибудь из свидетелей (или стороны процесса); если связи с полицией и подобными (peace officers)). Потом судья спросил всех были ли когда то существенные плохие или хорошие контакты с полицией; были ли когда-то осуждены, есть ли какие-то обстоятельства, мешающие беспристрастно судить этот процесс (изнасилование близких, невозможность слушать медицинские подробности, и т.п.) Если кандидат в присяжные предпочитал изложить детали вне зала суда, то судья вместе с прокуроршей, адвокатом, и стенографисткой выходили в судейскую и обсуждали это там. [В зале суда две двери - одна в общий коридор, вторая, за судьей, в судейские помещения - я туда не ходил, так что не знаю как там устроено.] Довольно много народу излагало что то за закрытыми дверями - подавляющее большинство из них сразу после этого отпускали. Многие рассказывали разные интересные истории в зале суда. У кого-то все ближайшие родственники - судьи. Чуть не каждый третий имел какое-то отношение к изнасилованию (сама, сестра, дочка). Кто-то жаловался, что из-за того что у них дочки примерно такого возраста, как жертва, они даже слышать все это не могут. У кого-то куча полицейских корешей. Целый день интересных историй. Наводящие вопросы задавали сначала судья, потом обвинение, потом защита. Адвокат Боярский довольно ловко налаживал связи с потенциальными заседателями: "Мистер Смит, вы вчера писали что у вас больная спина - удобно ли вам сидеть в этом кресле?", 'Миссис Джонс, вы планировали уйти в отпуск 12 декабря, удалось ли вам перенести ваше путешествие?" Было видно, что записки с понедельничного тура отбора были отсортированы и вытащены в нужное время. Среди вопросов было - "есть ли у вас специальные знания о ДНК?" В какой-то момент спросили - " а смотрите ли вы криминальные сериалы, типа CSI?" - и когда только пару человек подняли руку, судья со смехом сказал - "Вы помните что вы под присягой?" - все остальные подняли руки тоже.

Кого-то отпускал сам судья. Потом наступала очередь обвинения и защиты отпускать тех, кто им не нравился (без всякого объяснения причин). Формулировка (которую не использовала молодая прокурорша, но которая отскакивала от зубов опытного адвоката): "The defense would like the court to thank and excuse potential juror number N Mr. X". Как только освобождалось место среди двенадцати потенциальных присяжных, на это место садился очередной человек из шести запасных. (Иногда этого, только что севшего, сразу снова отпускали). Когда все шесть запасных кресел становились свободными, секретарь суда генерировал очередную шестерку кандидатов и проходила следующая итерация).

Отпустили всех медсестер (их было человека четыре-пять). Отпустили (но не сразу) - негритянку, которая рассказывала, что ее сына судят где-то в Окланде, но она с ним не контактирует, и так ему и надо. Отпустили индуса, который очень плохо говорил по-английски (у него сын учится на полицейского, и ему очень хотелось быть присяжным). Отпустили всех родителей, которые говорили что не смогут слушать дело. Одну женщину, которая рассказала, что ее изнасиловали двадцать лет назад, но она давно забыла и ее это не беспокоит - оставили. Женщину, которой давали условный срок за наркотики много лет назад - оставили.

К концу дня все 12 мест присяжных были заполнены, но оставалось выбрать четырех запасных - в суде был объявлен перерыв до среды.

Перед перерывом (на самом деле и перед обеденным перерывом тоже, и после того перед каждым перерывом) судья зачитывал предупреждение (admonition) - не обсуждать дело ни с кем (включая членов семьи) ни в какой форме (включая интернет, e-mail, и SMS), не читать газетных статей, не смотреть телевизионные передачи, не искать ничего в интернете, не проверять ничего в словаре, не заниматься собственными исследованиями, не ходить на место преступления, не формировать мнения о деле и пр. и пр.

Среда - день третий.

До первого перерыва отобрали трех запасных. Поскольку оставалось еще человек 40 (если не больше) - я позвонил родителям, что я буду свободен. После перерыва секретарь суда еще раз вытянула жребий (кстати, понятия не имею, действительно ли в ее компьютере есть генератор случайных чисел или она просто тыкала пальцем в списки. И назвала мое имя. Опрос меня занял минуты три. Я ответил на вопросы по списку. Судья спросил есть ли у меня чего сообщить специального по сути всех задававшихся в последние два дня вопросов - я ответил: нет. Адвокат Боярский переспросил: "Так ты программистский менеджер, значит ты умеешь слушать разных людей и распознавать кто врет, кто правду говорит?" - я сказал, что это более или менее описание служебных обязанностей (job description). Обвинение против меня не возражало, защита тоже. Судья поблагодарил всех оставшихся, они похлопали. В суде объявили перерыв на обед.


В результате жюри получилось вполне отображавшее населения округа Сан-Матео: один молодой черный (продавец в магазине электронных игр), пара женщин мексиканского происхождения (но говорящих по-английски без всякого акцента), пара филиппинцев, один японец, остальные белые: бывший моряк, а ныне работник морского музея, сотрудница отдела кадров биохимической компании (она когда-то работала в Сане, мы это обсуждали в перерыве), трехдетная домохозяйка, и т.д.

Предыдущий пост: Почему я хотел быть присяжным.
Следующий пост: Обвинение.
Tags: суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments